?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Двадцать шестого сентября 1793 года в Константинополь  вступило русское посольство. Возглавлял его тучный человек с повязкой на глазу – известный османам по турецким войнам генерал Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов, о талантах которого в вопросах дипломатии и разведки знали немногие. Кстати, турецкий язык Кутузов выучил ещё в Крыму.
В то время Англия, Франция и другие государства, имевшие интересы на Босфоре, не желали усиления в этом районе России, которая военными победами сумела проложить дорогу к Стамбулу через Чёрное море. Времена, когда турки заставляли дрожать всю Европу, миновали, а вот возрастающая мощь России её пугала. Так что задачи, поставленные перед дипломатической миссией в Константинополе, были нелегки. Необходимо было предупредить заключение союза между Францией и Турцией, устранив опасность проникновения французского флота в Чёрное море. Нужно было собрать информацию о внутреннем положении Турции, о её славянских и греческих подданных, способствовать развитию торговли, разменять пленных, а главное – обеспечить сохранение мира с турками.
Всего в состав посольства вошло 650 человек. Его многочисленность объяснялась желанием императрицы поразить великолепием свиты и лишний раз подчеркнуть могущество России, а также возможностью затеряться всё тем же неприметным, но смышлёным молодым людям, которые впоследствии будут работать в Военно-топографическом бюро, выполнявшем среди прочего и функции военной разведки. Когда  Кутузов  подъехал к пригородам Константинополя, его встретил А.С.Хвостов, которому он поручил согласовать церемониал встречи с султанскими властями. А так как в глазах турок каждый знак внимания, оказываемый властями послу, свидетельствовал о его положении в дипломатическом корпусе страны, пришлось обговаривать все мелочи. Но результат того стоил. Встреча прошла с торжественностью необычайной, и объяснялось это не только дипломатической учтивостью.Турецкие власти хотели убедить посольство в дружеских чувствах к России. Отношение к Кутуз-паше, которого османы уважали как отважного воина, было проявлено сразу и выразительно. Если прежнему послу князю Н.В.Репнину, выделялось на содержание 400 пиастров, то Кутузов получил 600 пиастров и дорогие подарки от верховного визиря – табакерку с алмазами, кофейную чашку, украшенную алмазами и драгоценными камнями, а также «девять кусков богатых парчей», которые, как заметил отец пяти дочерей Кутузов, выбраны «с таким ещё вниманием, что каждого цвета стало на женское еропейское платье». Великолепные подарки сделал и сам султан. Место жительства послу России отвели в Перу – районе нового города Константинополя на северном берегу бухты Золотой Рог. Из дома открывался прекрасный вид на Босфор, Олимп, Сераль и прочие чудеса, которые, как писал жене Кутузов, «увидя, не рассмеёшься, а заплачешь от чувства и нежности».


Кутузов трезво оценивал положение Османской империи, которая в то время находилась в глубоком упадке. Коррупция разъедала её, как проказа, а государственная политика находилась под контролем двух грозных сил – гарема и янычар, которые к тому времени из лучшего пехотного войска в Европе превратились в бич Османской империи. Дисциплина в их корпусе упала, так как воинственные султаны превратились в изнеженных и недееспособных правителей.В гареме шла смертельная борьба между матерями принцев за жизнь и власть своих сыновей. При победе той или иной группировки к сыновьям проигравшей отправлялся палач с шёлковой верёвкой. Жизнь в заключении, постоянный страх и бездеятельность превращали принцев в слабоумных, и когда после смерти правящего султана наследник изымался из «клетки» и возводился на трон, то чаще всего он был неспособен к эффективному правлению и увязал в сладостном мире гарема, а за него правила мать или жена. Но некоторым султаншам всё же удавалось повлиять на воспитание сына, сохранить ему разум, волю и даже дать образование. Так произошло и с умным Селимом III,с которым должен был встретиться Кутузов. Российский посол тщательно готовился к встрече, требуя, чтобы было соблюдено достоинство его державы, и когда 1 ноября наконец состоялся приём у Селима III, тот, как писал Кутузов, «на аудиенции делал мне учтивости, каких ни один посол не видал».

Но установить добрые отношения удалось не со всеми приближёнными султана. При обсуждении острого вопроса о проходе русских кораблей через проливы резко восстал вице-адмирал Шеремет-бей, а на совете у султана было сказано, что «Порта согласится лучше на всё что угодно, но не на разрешение ввести русскую эскадру в Архипелаг». Это, по словам противников Кутузова, было равносильно разрешению впустить русских в свой гарем. Когда конфиденты Михаила Илларионовича донесли ему об этой фразе, он усмехнулся: что ж, гарем так гарем, чего не сделаешь ради службы! Успехи русского посла при дворе султана вызывали зависть дипломатического корпуса, аккредитованного в Константинополе. Но то, на что решился русский генерал-дипломат, когда зашли в тупик переговоры о торговых тарифах и размерах пошлины за проход проливов, вызвало шок. Кутузов вошёл в сад гарема султана.Гарем окружала плотная завеса тайны. На Западе широкая публика узнала о нём только в начале восемнадцатого века, когда Антуан Галлан опубликовал книгу «Тысяча и одна ночь», и была очарована. В глазах европейцев гарем был неким сказочно прекрасным местом, где в дивных залах и садах изнемогали в ожидании внимания султана сотни прекрасных женщин.
Что же представлял собой в восемнадцатом столетии «Дом радости», в который проник русский генерал, и с кем из «роз султана» ему удалось встретиться? Гарем в то время был небольшим самостоятельным мирком, который управлялся твёрдой женской рукой. Главным здесь, без сомнения, был султан, и за место рядом с ним шла неустанная, иногда смертельная борьба. Высшую ступень сложной иерархической лестницы гарема занимала валиде – мать султана.В то время это была Мехри-Шах. Дочь священника, которую абреки выследили и похитили в Гюрджистане (Грузии), чтобы дать её в жены султану Мустафе III (1757–1773). Она-то и стала матерью Селима III, то есть султан-валиде. В Серале юная грузинка получила имя Михри-шах (Луноликая шахиня). Девочка была не только необычайно хороша собой, но и умна. Правда, у Михри-шах имелся «недостаток»: она обладала присущим жительницам Гюрджистана независимым нравом. Это качество в гареме жестоко каралось, и соперницы Луноликой ожидали её скорого падения. Но она не только выжила, но и сумела стать любимой женой султана, который настолько уважал (или побаивался?) свою прекрасную грузинку, что, увлекаясь другими женщинами, предпочитал встречаться с ними «на стороне», а если решался принять их в гареме, то только соблюдая строгую секретность. Михри-шах сумела получить великолепное образование, владела несколькими языками (в том числе русским) и оказывала влияние на политику империи.
                                                           
Вместе с Михри-шах были ещё две прелестные женщины. У одной из них светлые волосы сверкали, словно покрытые капельками росы (Кутузов беседовал, не поднимая взор, но как истинный кавалер всё же сумел рассмотреть красавиц и потом понял, что за росу принял бриллианты). Судьба этой воистину блистательной дамы доказывала, что в истории могут быть самые невероятные совпадения. Нахши-диль (Прекраснейшая), урождённая Эме де Ривери, француженка из знатного дворянского рода, была подругой юности и любимой кузиной будущей императрицы Франции Жозефины де Богарне. Она была похищена алжирскими пиратами и отправлена в гарем султана Абдул-Хамида I, где, преодолев множество препятствий, стала его любимой женой, а после смерти мужа – другом и советником Селима III. Во многом благодаря Нахши-диль этот султан стал страстным поклонником Франции. Третьей собеседницей русского посла была дочь Михри-шах – Хадиджа-ханум, прекрасно образованная женщина, сторонница прозападных реформ Селима III.

Кутузов говорил долго и сумел очаровать своих собеседниц. Богатые подарки, выбранные с учётом вкуса, возраста и внешности каждой из женщин, тоже оказались весьма кстати. Так или иначе, но три влиятельные дамы были с русским послом приветливы, внимательно выслушали его, сделали выводы в пользу русской торговли, и все вопросы были улажены без обычной для турецкой администрации медлительности. Весть о визите русского посла в гарем султана потрясла османскую столицу. Константинополь замер в ожидании, в кофейнях шло бурное обсуждение возможных кар для виновных, и зеваки надеялись, что смогут увидеть украшенные головами осуждённых Камни Назиданий у ворот султанского дворца. Но начальник охраны гарема, получивший щедрую мзду от Кутузова, оказался чрезвычайно находчив. Он сообщил, что русский посол – главный евнух царицы Екатерины! Селим III сделал вид, что поверил, и никто наказан не был. Напротив, султан вручил Кутузову для передачи «чариче Катерине» великолепный набор для верховой езды, украшенный драгоценными камнями. Деятельность генерала М.И. Голенищева-Кутузова на посту чрезвычайного и полномочного посла России в Оттоманской империи закончилась в марте 1794 года и была высоко оценена императрицей Екатериной II. Сам же он отзывался о своей службе просто: «Дипломатическая кариера сколь ни плутовата, но, ей богу, не так мудрёна, как военная, ежели её делать как надобно...»

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
vladimirdar
Jun. 6th, 2016 08:35 am (UTC)
Да, талантлив был Кутузов!)
galik_123
Jun. 7th, 2016 06:36 pm (UTC)
Любопытные факты)))
giocatore_spb
Jun. 15th, 2016 06:15 pm (UTC)
Интересная история. Как-то мимо меня прошел до сих пор этот эпизод. Спасибо. )
( 3 comments — Leave a comment )