Михаил (doc_chaev) wrote,
Михаил
doc_chaev

Бабье царство. Начало.

История России в XVIII  веке сложилась так, что  в это время в основном  правили женщины.  Была ли эта закономерность или в каждом случае имела место сложившпяся конкретная ситуация? Попробуем разобраться.  Указом от 5 февраля 1722 г. действующий Император Петр I   установил новый порядка престолонаследия. Действовавший порядок наследования престола прямым потомком по мужской линии был заменен личным назначением наследника царствующим государем.  Исходя из  Указа 1722 года стать преемником царя мог любой человек, достойный, по мнению государя, возглавить государство. К этому времени потомство Петра выглядело следующим образом.  Внуки (дети сына Алексея Петровича, замученного, как считается, в застенках Петропавловской крепости) – 7-летний  Петр и 8-летняя Наталья; дети от Екатерины – Анна (14 лет), Елизавета (12 лет) и Наталья (4 года).  Естественно для Петра в первую очередь было важно обеспечить преемственность его реформ, его Дела. Среди детей и внуков он не видел такого человека,  даже в силу их малолетнего возраста. Конечно за годы царствования Петра выросла целая плеяда сподвижников и единомышленников, но без легальной поддержки сверху они были бессильны. Можно полагать, что таким гарантом Петр избрал свою супругу Екатерину. Подтверждением этого служит  Манифест от 15 ноября 1723 года, которым Петр  объявил о коронации императрицей Екатерины, что и было совершено  7 мая 1724 года  в московском Успенском соборе.
А меньше, чем через год, 28 января 1725 г. в возрасте 53 лет император Петр  I после непродолжительной болезни, связанной с заболеванием мочевого пузыря, неожиданно для всех умер. Никаких указаний насчет престолонаследника он не оставил. Его план  относительно Екатерины не был приведен в действие очевидно в результате событий 3-х месячной давности, когда Петр заподозрил Екатерину в супружеской неверности, в результате чего Вилли Монс лишился головы. Вот такая сложилась ситуация.
Еще во время болезни императора высшие сановники стали задумываться относительно судьбы российского престола в случае худшего исхода. Естественным образом сложилось две партии. Первая – соратники и выдвиженцы Петра в составе  светлейшего  князя  А.Д. Меншикова, руководителя Тайной канцелярии П. А. Толстого, генерал-прокурора Сената П. И. Ягужинского, командира Преображенского полка  И. И. Бутурлина, вице-президент Синода Феофан Прокоповича и других. Они были за Екатерину.
Вторая, состоявшая из представителей старых именитых родов, ратовали за воцарение внука Петра – Петра Алексеевича II. Это - президент Юстиц-коллегии Ф. М. Апраксин, президент Коммерц-коллегии Д. М. Голицын, президент Военной коллегии А. И. Репнин, сенатор В. Л. Долгорукий, президент Штатс-Контор-коллегии И. А. Мусин-Пушкин и канцлер Г. И. Головкин . Первые напирали на то, что  Петр II юн для государственных дел, а Екатерина официально коронованная императрица. Вторые возражали, что коронация не может считаться тестаментом в рамках Указа от 1722 г., а с точки зрений традиций и понятий русского народа Петр II прямой потомок по мужской линии (и мама, принцесса София-Шарлотта Брауншвейг-Вольфенбюттельская , королевских кровей). И в какой-то момент вроде бы сложился компромисс: Петр на троне, Екатерина – регентша.
И вот ранним утром 28 января 1725 г., спустя два часа после смерти императора собралось расширенное заседание Сената. Сторонники Петра II  считали это заседание пустой формальностью. Однако неожиданный демарш графа П.А.Толстого с заявлением, что воцарение неразумного отрока грозит бедствиями государству,  накалил обстановку. Опять начались горячие споры. Надо сказать, что сторонники Екатерины заранее позаботились о массовке, по распоряжению И.И.Бутурлина под стенами дворца стояла рота преображенцев, а в зале находилось много офицеров Преображенского и Семеновского полков. Споры постепенно переросли в ругань, оскорбления и угрозы. И в момент наивысшего напряжения неожиданно слово взял Феофан Прокопович. Он сказал, что накануне персидского похода покойный император в узком кругу сказал, что хотел бы, в случае его смерти,чтобы трон перешел  Екатерине (что было наглым враньем).  И что, Слава Богу, здесь присутствуют еще пять человек, которые могут подтвердить его слова. Четверо «очевидцев» из партии Екатерины нашлись быстро. А вот пятый стал неожиданностью.  Это был канцлер  Г.И.Головкин из противоборствующего лагеря, с которым удалось заранее договориться через его зятя П.И.Ягужинского. Этот ход сломил волю «бояр» и в 8 утра Манифест о взошествии на престол Екатерины был подписан всеми.  Екатерина I взошла на престол Российской империи.
Tags: история россии
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments