Михаил (doc_chaev) wrote,
Михаил
doc_chaev

Categories:

Башни белого города. Часть 3.

В части 1 и части 2 было рассказано о причинах строительства каменной стены Белого города, местоположении и архитектурных особенностях этого творения русского зодчего Федора Коня, а также о Яузской, Покровской, Мясницкой, Сретенской и Петровской башнях. Продолжим путешествие по башням Белого города.


Следующая надвратная башня (т.е. с  воротами) стояла на старинном тракте, соединявшем Москву с Тверью. Поэтому и называлась Тверской. Она считалась главной, и была как бы парадным въездом  в столицу, и была более украшенной, чем остальные. Считается, что именно с  нее и началось строительство стены. Хотя с другой стороны, наверняка при таких масштабах (было было задействовано около 7 тыс. человек ) строительство велось одновременно на нескольких участках.  Тверская башня стояла на пересечении нынешней Тверской улицы и Бульварного кольца , т.е. на Пушкинской площади.


На плане стены Белого города, выполненном В.В.Косточкиным Тверская башня обозначена под номером 7. Никитская – 6, Арбатская – 5.


Я думаю, что башня стояла на восточном краю площади, ближе к Кремлю, так как известно, что Федор Конь вел каменную стену за рвом, который был перед земляной насыпью. Некоторые современные реконструкции располагают башню ближе к церкви Рождества Богородицы в Путниках (та, что стоит рядом с Театром ленинского комсомола), как это сделано на рисунке В.А.Рябова.


Про внешний вид башни известно ещё, что была она в три уровня, соединенных каменной лестницей, а с боков были казематы для хранения боеприпасов. Эта башня известна тем, что в ней в царствование Михаила Федоровича провел в заточении полгода датский принц  Вальдемар, который приехал свататься к дочери царя, но переходить в православие не хотел.  Во второй половине XVII века на месте снесенных укреплений был построен Страстной женский монастырь (где кинотеатр «Россия»), который простоял до 30-х годов XX века.


А напротив стоял памятник Пушкину (фото сделано с колокольни монастыря). Потом памятник переместили на противоположную сторону площади.


Никитские ворота стояли, естественно на площади Никитских ворот.  Стояли они где-то здесь.


От Тверской ворот их отделяли две глухих (непроездных) башни. На этой картине просматривается весь участок между двумя надвратными башнями, правда уже в XIX веке.

Через центр современной площади по направлению Большой Никитской улицы в XV—XVI веках проходила Волоцкая, или Новгородская дорога, которая вела к Волоколамску и далее к Новгороду. После основания Никитского монастыря с конца XVI века площадь стала называться Никитской.  Монастырь снесли в 30-е годы, а название осталось. Изображений монастыря осталось мало.
                             

Территория внутри  стен Белого города с XIV века относилась в Занеглименью («за Неглинной»), за стеной — к Сполью , то есть к незастроенной окраине города.  Около будущей площади располагалось село Хлыново (на месте Хлыновского тупика), далее  село Кудрино(на месте нынешней Кудринской площади) .  На этом фрагмент плана Москвы 1638 г.  изображена часть Белого города между  Никитскими, Тверскими и Петровскими воротами.


 Пожалуй эти ворота больше других известны по событиям Смутного времени. Здесь торжественно встречали Марину Мнишек, прибывшую в Москву. В  1611 году здесь разгорелась ожесточенная схватка между польскими войсками и русскими ополченцами. Тверские ворота охранял отряд в 2000 человек и полякам не удалось его взять, а Никитские неоднократно переходили из рук в руки. В одной польской рукописи упоминается о трех сотнях немецких наемников, блокированных в этой башне — когда кончились снаряды, они отбивались от русских выломанными из стен кирпичами. «Мы пошли по башням до Никитских ворот и отняли их… отряды москалей становились все многочисленнее и нам пришлось сбежать с Никитских ворот… навел Господь Бог ужас на москалей и мы снова побежали к Никитским воротам… перед заходом солнца они подступили в громадном количестве и нам снова пришлось отступать».


Арбатская башня стояла  между нынешними Никитским и Гоголевским бульварами по оси улицы Арбат. Где-то там.  В те времена площадь пересекал ручей под названием «Чарторый»,  русло которого пролегало по внешней стороне нынешних Никитского и Гоголевского бульваров и Саймоновского проезда (сейчас заключен в трубу).


Ещё до постройки стены здесь был Храм Бориса и Глеба, который особенно любил Иван Грозный. После постройки стены он оказался за её стенами. После многочисленных перестроек он имел следующий вид (картина 1877 г.).  Левее – Церковь святителя Тихона Амафунтского, построенная позже, при правительнице Софье.


Перед  «зачисткой площади» в 30-е годы Храм Бориса и Глеба выглядел так.


Арбатская башня также была свидетельницей многих сражений Смутного времени.  «На Арбатских воротах заперлось 80 москалей, покинутых остальными. На них мы потратили много времени с немалым уроном для себя, но усилия были напрасны», - пишет польский автор о событиях  1611-го. А в 1618 году, через шесть лет после освобождения Москвы воинством Минина и Пожарского, армия польского королевича Владислава попыталась взять реванш, приступив  к Арбатскими и Тверским воротам. Москвичи под прикрытием артиллерии совершили успешную контратаку в сторону Арбата и разбили превышающие силы противника — этой победой для столицы кончается Смутное время.  Георг Лермонт (предок М.Ю.Лермонтова) писал в челобитной: «И как был польскими, литовскими и немецкими людьми приступ к острошку и к Арбатским воротам, а мы холопи твои тебе государю служили, бились явственно, и многие наши братья на том приступе побиты».


Tags: история москвы
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments